?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Что за особенность такая...
Даже если мне станет очень больно или плохо, я никогда не покажу этого находящимся рядом людям. Мне безразлична даже степень родства - я, как больное животное, в ужасе буду отползать подальше от человеческих глаз, дабы сделать все для облегчения своих страданий, физических или душевных. Я могу тихо плакать, судорожно всхлипывая и поскуливая , на груди только у любимого человека, даже маме я не покажу своих слез, если только это не слезы от обиды на нее.
По своей смертельно больной любимой кошке я выла в голос только когда мы оставались с ней наедине в трехкомнатной квартире. Я лежала на полу около дивана, под которым она пыталась уйти от своей боли, и кричала, катаясь по ковру, вымаливая у кого-то там ее жизнь. При всех я заплакала только когда привезла ее мертвой из ветеринарки ...
Когда я упала с лестницы, пробив коленку, в моем организме что-то взорвалось от боли, был шок, но я с улыбкой успокоила стоящего рядом начальника и даже как-то дошла до места, где мы с ним расстались, не хромая. На работу ехала, стараясь стонать только во время движения поезда метро. Что было дальше, помнит Ню, которая таскала меня на себе весь оставшийся день. Джинсы отправились на помойку, а мне последствия травмы мешают нормально водить машину.
Когда мне было 11, дубовая доска с самодельных качелей упала мне ребром на поясничный отдел позвоночника. Где-то минуты полторы я не могла вздохнуть, отползая в лес подальше от тех, с кем играла.
Даже в детстве я пыталась скрыть от мамы огромную дырку в паху ( сейчас шрам 10 см. длиной), она все поняла только увидев льющуюся по ноге кровь.
Мне всегда кажется, что на мне все заживет само собой, даже развалившийся зуб. Я иногда по утрам проверяю языком, не отрос ли он снова.
Я уверена, что не одна такая на свете, просто меня периодически удивляет такое стремление уходить от возможно нужной помощи извне.